Законодательство в медицине


Найти документ:

"Медицинское право", 2007, N 1 

 

ПРАВОМОЧИЯ НАСЛЕДНИКОВ НА ПОЛУЧЕНИЕ, 

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И ЗАЩИТУ СВЕДЕНИЙ, СОСТАВЛЯЮЩИХ 

МЕДИЦИНСКУЮ ТАЙНУ НАСЛЕДОДАТЕЛЯ 

 

Сохранение в тайне факта обращения за медицинской помощью, диагноза, иных сведений о здоровье пациента - один из основополагающих этических принципов современной медицины, провозглашенных одним из ее основоположников - Гиппократом около 2500 лет назад и закрепленный впоследствии в законодательстве ряда государств, включая Россию. 

Современная нормативно-правовая база права на медицинскую тайну довольно обширна: от общих положений Конституции Российской Федерации и одноименной статьи Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан до норм ряда федеральных законов и подзаконных актов, упоминающих о праве граждан на медицинскую тайну. 

Базовым федеральным законом, дающим легальное определение медицинской или врачебной тайны, являются Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. Согласно ст. 61 Основ "информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Гражданину должна быть подтверждена гарантия конфиденциальности передаваемых им сведений". 

Ключевым в этом определении является указание на то, что соответствующие сведения - особая разновидность информации, а именно: информация ограниченного доступа или конфиденциальная информация. 

Статья 61 Основ также устанавливает, в каких случаях допускается предоставление сведений, составляющих врачебную или медицинскую тайну, без согласия гражданина (пациента) или его законного представителя. 

Содержание права на медицинскую тайну составляет правомочие требовать от третьих лиц не раскрывать соответствующую информацию другим лицам, а также правомочие предоставлять эту информацию либо ее часть другим лицам <1>. 

При жизни гражданин по общему правилу самостоятельно решает вопросы получения сведений, составляющих медицинскую тайну (закон обязывает должностных и иных лиц предоставлять соответствующие сведения лицу), передачи конфиденциальных сведений другим лицам (супругу, родственникам, иным лицам), за исключением случаев, указанных в ст. 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, а также защиты права на медицинскую тайну в формах и способами, допускаемыми действующим законодательством. 

Сложности с реализацией отмеченных правомочий возникают в случае смерти лица, медицинская тайна которого, право на неприкосновенность частной жизни охранялись законом. Если тысячелетиями эта проблема остро не стояла в силу фактической "неотделимости" нематериального блага от личности, то в последние десятилетия ситуация стремительно меняется. Медицинские и иные архивы не только живут по своим правилам, но они теперь живут "в цифре", информация способна облететь весь мир за считанные минуты, неоднократно копироваться и воспроизводиться заинтересованными лицами. Выросло и само число архивов: все большее число организаций и ведомств накапливают для своих целей сведения о здоровье и жизнедеятельности лица. Кроме медицинского сообщества, эти сведения имеются и в военкоматах, и в отделах социального обеспечения и у работодателей, и страховых компаний, и проч. 

Признак "неотделимости" отдельных личных благ от самой личности уже не является решающим. Об этом со всей очевидностью свидетельствует узаконенная возможность осуществления и защиты некоторых из них по смерти их обладателя третьими лицами. 

Ряд правомочий умершего и его имущества обычно переходят наследникам. Согласно ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят "вещи, иное имущество, в том числе и имущественные права и обязанности" наследодателя за исключением тех, которые указаны в законе: личные неимущественные права и иные блага нематериального характера; имущественные права и обязанности, неразрывно связанны с личностью наследодателя; имущественные права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается законом. 

Право на медицинскую тайну - личное неимущественное право физического лица, по этому оно не может быть унаследовано, в силу чего поставленный вопрос можно было бы считать разрешенным. Однако наследование личных неимущественных прав возможно в случае отсутствия их неразрывной связи с личностью обладателя в случаях, когда это указано в законе, регулирующем личные неимущественные права граждан <2>. 

В качестве традиционных примеров такого рода, известных гражданскому праву, можно привести положения Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" <3> и Патентного закона Российской Федерации <4>. 

На основании ст. 29 Закона "Об авторском праве и смежных правах" наследники автора вправе осуществлять защиту авторских прав. 

Пункт 6 ст. 10 Патентного закона определяет, что патент на изобретение, полезную модель, промышленный образец и право на его получение переходят по наследству. 

В соответствии с действующим законодательством по наследству могут также переходить неимущественные права, носящие корпоративный характер, такие, как право на информацию, право на участие в управлении и другие <5>. 

Кроме того, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами (ст. 150 ГК), в том числе и наследниками правообладателя. 

На основании анализа правоотношений, возникающих по поводу осуществления личных неимущественных прав лица после его смерти, Ю.К.Толстой, на наш взгляд, делает правильный вывод о том, что такие личные неимущественные права и другие нематериальные блага "принадлежат наследникам правообладателя как его правопреемникам" <6>. 

Подтверждением этого подхода служат, на наш взгляд, отдельные нормы отечественного законодательства об охране здоровья граждан и норм иного тесно связанного с ним законодательства. 

Так, в соответствии со ст. 48 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, в целях получения данных о причине смерти и диагнозе заболевания проводится патолого-анатомическое вскрытие. Заключение о причине смерти и диагнозе заболевания выдается членам семьи, а при их отсутствии - близким родственникам или законному представителю умершего, а также правоохранительным органам по их требованию. 

Данные сведения - не что иное, как конфиденциальная информация, являющаяся медицинской тайной, передаваемая в силу закона определенному кругу лиц - наследникам умершего гражданина. 

Речь в данной статье Основ идет, видимо, лишь о передаче сведений, послуживших непосредственной причиной смерти лица, однако такая формулировка законодателя не исключает передачи "единым пакетом" членам семьи, родственникам и других сведений, являющихся медицинской тайной покойного, что требует более четкой законодательной формулировки. 

Представляют несомненный интерес для нас также правовые нормы об отношении к телу человека, содержащиеся в Федеральном законе "О погребении и похоронном деле" <7>. 

В соответствии со ст. 5 этого закона под волеизъявлением лица о достойном отношении к его телу после смерти понимают пожелание, выраженное в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме: о согласии или несогласии быть подвергнутым патолого-анатомическому вскрытию; о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из его тела; быть погребенным на том или ином месте, по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными ранее умершими; быть подвергнутым кремации; о доверии исполнить свое волеизъявление тому или иному лицу. 

В соответствии с ч. 2 Закона "О погребении и похоронном деле" действия по достойному отношению к телу умершего должны осуществляться в полном соответствии с волеизъявлением умершего, если не возникли обстоятельства, при которых исполнение волеизъявления умершего невозможно либо иное не установлено законодательством Российской Федерации. 

В случае отсутствия волеизъявления умершего право на разрешение соответствующих действий имеют супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники либо законный представитель умершего, а при отсутствии таковых иные лица, взявшие на себя обязанность осуществить погребение умершего. 

Представляет также интерес процедура выражения такого волеизъявления. Законодатель считает достаточным, чтобы такое пожелание выражалось в устной форме в присутствии свидетелей или в простой письменной форме. 

Следовательно, такое волеизъявление теоретически может быть выражено как заблаговременно в обычном или нотариально заверенном завещании, так и в простой письменной и даже устной форме при наличии свидетелей в силу прямого указания законодателя. Статус самого документа, в котором может быть выражена воля умершего, из текста закона неясен. Можно предположить, что таким документом может быть и история болезни больного, в которой получили отражение соответствующие распоряжения на случай смерти. Важно также обратить внимание на отличия между таким распоряжением, выраженным в устной форме, и завещанием, совершенным в чрезвычайных обстоятельствах (ст. 1129 ГК РФ). Полагаем, что столь демократичная процедура даже в сравнении с порядком составления завещания, совершаемого в чрезвычайных обстоятельствах, может повлечь целый ряд проблем в правоприменительной практике, с которыми могут столкнуться медицинские работники, наследники покойного, должностные лица юрисдикционных органов. Поэтому порядок, о котором идет речь, на наш взгляд, нуждается в дальнейшем в более детальной и обстоятельной регламентации. 

Нормы ГК РФ в настоящее время не решают четко и однозначно вопроса, связанного с отнесением к наследству ряда личных неимущественных прав, что является его недостатком. Полагаем, что отношения по поводу передачи определенному кругу лиц информации, являющейся медицинской тайной умершего, ее хранению и защите, также можно отнести к наследственным правоотношениям. В любом случае, в силу прямого указания закона определенный круг лиц (обычно это наследники или по закону, или по завещанию) становится обладателем определенного объема информации, являющейся медицинской тайной умершего. 

В связи с изложенным возникают следующие вопросы: Всегда ли информация о болезнях, фактах обращения за медицинской помощью лица в течение его жизни может быть передана другим лицам, если при жизни такая передача без согласия этого лица не допускалась? Насколько широк круг правовых возможностей этих лиц в отношении информации, являющейся медицинской тайной умершего (только защита, либо разглашение, передача третьим лицам)? 

Для ответа на первый вопрос необходимо определиться с возможными приоритетами. Регулирование отношений, связанных с наследованием, традиционно, как, впрочем, и многих других общественных отношений, строится на сочетании двух основополагающих начал - индивидуального, отражающего интересы отдельной личности, и социального или публичного, отражающего интересы общества и государства <8>. 

Если мы исходим из того, что интересы личности выше интересов других лиц, тогда как при жизни, так и после смерти гражданина право на медицинскую тайну во всех случаях государством должно гарантироваться. 

В соответствии с Конституцией РФ каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22); каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей части и доброго имени (ч. 1 ст. 23); сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается (ч. 1 ст. 24 Конституции РФ). 

Провозглашенные и гарантируемые Конституцией РФ права и свободы гражданина могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). 

В ст. 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан отчетливо проявляются ограничения права на медицинскую тайну, обусловленные необходимостью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Например, именно с позиций необходимости обеспечения надлежащей защиты здоровья и жизни других лиц следует рассматривать возможность передачи медицинскими работниками компетентным органам соответствующих сведений при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений. 

Однако в ст. 48 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан этот принцип в полной мере уже не соблюдается. Иными словами, раскрытие сведений, составляющих медицинскую тайну, возможно, если это вызвано интересами родных, близких, наследников умершего <9>. 

На наш взгляд, довольно сложно по общему правилу обосновать передачу сведений конфиденциального характера родственникам умершего какими-либо социальными или публичными интересами. Интерес здесь если и есть, то по общему правилу он частный. 

Как можно убедиться, наш законодатель сместил приоритеты. Интересы родственников умершего по получению информации, являющейся медицинской тайной, выше, чем интересы личности, чье право на тайну охранялось при жизни законом. Закон, обеспечивавший охрану права гражданина на медицинскую тайну при его жизни, обязывает медицинских работников передать конфиденциальные сведения (по крайней мере, их часть) о здоровье и жизни умершего членам его семьи или иным родственникам. 

Соотношение интересов или начал частного и публичного неоднократно менялось и, видимо, будет меняться и в дальнейшем, являясь отражением политических и социально-экономических процессов на том или ином отрезке развития государства и общества. Об этом со всей очевидностью свидетельствует и история отечественного наследственного права. 

Знает такого рода примеры и зарубежное право. Например, в США имеет место приоритет права родственников на распоряжение органами и тканями трупа над волеизъявлением умершего. Невозможно изъятие органов или тканей человека после смерти, если родственники запретили это делать, несмотря на наличие зафиксированного согласия умершего быть донором <10>. 

Нельзя исключать ситуацию, что гражданин не желает ни при каких обстоятельствах, чтобы сведения о состоянии его здоровья, диагнозе и проч. стали достоянием даже близких ему лиц. Ведь за продолжительную жизнь может сложиться и объемная история болезни этого лица, отдельные фрагменты которой лицо всячески скрывало от посторонних, близких родственников и супруга, и этому ему в течение жизни способствовал институт медицинской тайны. 

На наш взгляд, для обеспечения баланса частных и публичных интересов, разрешения отмеченных выше проблем законодателю целесообразно пойти по пути презюмирования согласия умершего лица на передачу сведений о его здоровье, диагнозе, фактах обращения за медицинской помощью его наследникам. Несогласие гражданина на передачу сведений, являющихся медицинской тайной, кому-либо вообще или определенным лицам может быть четко выражено в таком случае в установленном законом порядке (например, в завещании). В этом случае потребуются определенные изменения в законодательстве, в том числе и в ст. 48 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан: "В целях получения данных о причине смерти и диагнозе заболевания проводится патолого-анатомическое вскрытие. Заключение о причине смерти и диагнозе заболевания, обусловившего смерть гражданина, выдается наследникам умершего, если в завещании не содержится запрета на передачу этих сведений указанным лицам". 

При такой формулировке медицинский персонал, прежде чем передать сведения, составляющие медицинскую тайну умершего пациента, наследникам (обычно супругу или детям), потребует от них сведений о наличии либо отсутствии завещания, а при его наличии - указания об отсутствии запрета на передачу им соответствующих сведений. 

Кроме того, можно пойти и по упрощенному пути фиксации такого волеизъявления в отдельных случаях, например при непосредственной угрозе жизни лица: собственноручному составлению лицом волеизъявления в письменной форме при свидетелях (по аналогии с порядком составления завещания в чрезвычайных обстоятельствах); помещением отметки о волеизъявлении пациента, находящегося на лечении в больнице, в истории болезни с подписями лица, изъявляющего свою волю относительно медицинских данных, лечащего или дежурного врача и двух свидетелей из числа пациентов, чье состояние здоровья не внушает опасений в отношении внезапной или скорой смерти. 

Проблемная ситуация может возникнуть в случае, с одной стороны, наличия в завещании или ином распоряжении на этот счет запрета на передачу кому-либо сведений, относящихся к медицинской тайне лица, с другой - наличия выраженного требования наследников (родственников) о передаче таких сведений для возбуждения уголовного или гражданского дела по факту смерти лица из-за небрежности (по мнению родственников умершего), халатности медицинского корпуса и т.п. 

На наш взгляд, содержащийся в распоряжении запрет распространяется лишь на передачу этих сведений наследникам, а не соответствующим органам и должностным лицам в силу имеющегося прямого указания закона об этом в ст. 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. Родственники умершего вправе инициировать возбуждение дела уполномоченным юрисдикционным органом, а соответствующие лица в порядке выполнения предписанных им процессуальных действий направят запрос и получат по нему медицинскую документацию, позволяющую определиться с дальнейшей перспективной дела, поступившей жалобой или заявлением. 

Можно также отдельно прописать в законе исключение или исключения, в соответствии с которыми воля завещателя в части неразглашения сведений, относящихся к медицинской тайне, не будет иметь решающего значения. Именно при наличии обоснованных сомнений родственников в надлежащем исполнении профессиональных обязанностей медицинскими работниками возможна, на наш взгляд, передача конфиденциальной информации не только правоохранительным органам, но и родственникам или наследникам покойного. Здесь уже появляется публичный интерес, обусловленный изобличением и наказанием виновных в совершении конкретного правонарушения, эффективной защитой интересов граждан (например, иждивенцев этого гражданина), а также необходимостью предупреждения в последующем профессиональных правонарушений медицинских работников для защиты интересов третьих лиц в будущем. 

Однако и в этом случае объем информации, подлежащий передаче наследникам при наличии явно выраженной воли завещателя, не должен быть шире того, чем требуется обстоятельствами конкретного дела (обычно это факт последнего или последних обращений за медицинской помощью, непосредственно предшествовавших последней госпитализации, лечению, факт наличия либо отсутствия лечебно-диагностических мероприятий, непосредственно предшествовавших ухудшению состояния здоровья пациента или его смерти в медицинской клинике). 

Теперь перейдем к разрешению второго вопроса. 

Исходя из презумпции согласия умершего на передачу сведений, являющихся медицинской тайной, а также возможности отнесения соответствующих правоотношений к наследственным правоотношениям, можно предположить возможность не только получения соответствующих сведений (медицинской тайны), но и распоряжения этими сведениями наследниками по своему усмотрению (например, их передачу другим лицам для научных, публицистических, художественных и иных целей). 

Медицинская тайна обладает особенностями в ряду других видов профессиональных тайн. По общему правилу в отношении большинства граждан она не обладает прямой коммерческой ценностью. Исключения составляют лица публичные: политики, артисты и проч. Раскрытие сведений об их жизни и здоровье, болезнях и т.п., пикантные подробности течения отдельных заболеваний, их причин и последствий подогревают интерес обывателей к известной личности, его жизни, общественной и иной деятельности. Поэтому получение такого рода сведений для публицистов, писателей представляет прямой интерес и в ряде случаев определяет коммерческий успех публикации, книги. 

Возможные ограничения здесь касаются в первую очередь распространения сведений о здоровье других лиц. Статья 31 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан гласит: "Гражданин имеет право непосредственно знакомиться с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья, и получать консультации по ней у других специалистов. По требованию гражданина ему предоставляются копии медицинских документов, отражающих состояние его здоровья, если в них не затрагиваются интересы третьей стороны". Сведения, являющиеся медицинской тайной третьих лиц, могут разглашаться лишь с их согласия (при жизни) либо согласия их наследников (после смерти третьих лиц). 

Кроме того, следует учитывать общеправовые и отраслевые принципы добропорядочности, разумности, незлоупотребления субъективными гражданскими правами. 

Вопрос защиты наследниками права на медицинскую тайну является наиболее простым. Защита гражданских прав осуществляется в формах и способами, предусмотренными действующим законодательством. 

Из всего многообразия возможных форм защиты гражданских прав можно назвать следующие: судебная, административная защита права, а также самозащита. Основной формой защиты права заинтересованных лиц на медицинскую тайну является судебная защита. Административная защита, а также самозащита права могут применяться ограниченно даже при жизни лица, чье право на неприкосновенность частной жизни подлежит охране". 

Способы защиты права на медицинскую тайну различны. Основное практическое значение как при жизни лица, чье право охранялось, так и после его смерти имеют следующие из них: компенсация морального вреда; неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; пресечение действий, нарушающих право на медицинскую тайну или создающих угрозу его нарушения <12>. 

Завершая изложенное, следует, на наш взгляд, дополнить ст. 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан указанием на возможность защиты права на медицинскую тайну, в том числе и после смерти пациента его наследниками, а также право на отказ от дальнейшего сохранения в тайне информации, составляющей медицинскую тайну. 

Соответствующая часть Основ может выглядеть следующим образом: "Гражданин и его законные представители имеют право на защиту медицинской тайны способами и в порядке, установленном действующим законодательством. 

Право на получение информации о факте обращения за медицинской помощью, диагнозе, здоровье гражданина, право на их защиту, а также отказ от сохранения в тайне этих сведений после смерти гражданина переходит к его наследникам, если иное не указано в завещании". 

 

1. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2000. С. 156. 

2. Корнеева И.Л. Наследственное право Российской Федерации: Учебное пособие. М., 2004. С. 20. 

3. Закон РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19 июля 1995 г. N 110-ФЗ, от 20 июля 2004 г. N 72-ФЗ). 

4. Патентный закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. N 3517-1 (в ред. Федерального закона от 7 февраля 2003 г. N 22-ФЗ, с изм., внесенными Федеральными законами от 27 декабря 2000 г. N 150-ФЗ, от 30 декабря 2001 г. N 194-ФЗ, от 24 декабря 2002 г. N 176-ФЗ). 

5. Кравчук А.Г., Мелихов В.М., Рыженков А.Я. Правовой режим наследования (вопросы теории и практики) / Под ред. А.Я.Рыженкова. Волгоград, 2006. С. 46. 

6. См.: Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к ГК РФ, части третьей (постатейный). М., 2002. С. 10. 

7. Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" (в ред. Федеральных законов от 28 июня 1997 г. N 91-ФЗ, от 21 июля 1998 г. N 117-ФЗ, от 7 августа 2000 г. N 122-ФЗ, от 30 мая 2001 г. N 64-ФЗ, от 25 июля 2002 г. N 116-ФЗ, от 11 декабря 2002 г. N 170-ФЗ, от 10 января 2003 г. N 8-ФЗ, от 10 января 2003 г. N 15-ФЗ, от 30 июня 2003 г. N 86-ФЗ, от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ (ред. 29 декабря 2004 г.), от 21 апреля 2005 г. N 36-ФЗ). 

8. См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 296-308. 

9. Савицкая А.Н. Возмещение ущерба, причиненного ненадлежащим врачеванием. Львов, 1982. С. 168. 

10. Сергеев Ю.Д., Поспелова С.И. Правовые аспекты посмертного донорства: современное состояние и проблемы регулирования // Медицинское право. 2006. N 2. С. 5. 

11. См.: Богословская О.В. Медицинская тайна в российском гражданском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2006. С. 19. 

12. Там же. 

 

Доктор юридических наук, 

профессор кафедры 

гражданского права и 

процесса ГОУ ВПО 

"Волгоградский 

Государственный 

университет" 

А.А.МОХОВ