Законодательство в медицине


Найти документ:

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

 

Именем Российской Федерации 

 

РЕШЕНИЕ 

 

28 мая 2008 г. 

 

N ГКПИ08-1162 

 

Верховный Суд Российской Федерации в составе: 

судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., 

при секретаре Степанищеве А.В., 

с участием прокурора Кротова В.А., 

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Д. о признании частично недействующим абзаца первого пункта 19 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789, 

 

установил: 

 

Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789 утверждены Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее - Правила). 

Согласно абзацу первому пункта 19 Правил при повторном освидетельствовании пострадавшего после проведения реабилитационных мероприятий специалисты учреждения медико-социальной экспертизы при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности учитывают повреждение здоровья вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, возможность выполнять работу по профессии, полученной в результате обучения или переобучения, способность пострадавшего выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, с учетом имеющихся у него профессиональных знаний и умений. 

Д. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующей приведенной нормы Правил в части, предписывающей учитывать при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности пострадавшего "возможность выполнять работу по профессии, полученной в результате обучения или переобучения". 

В заявлении указано, что абзац первый пункта 19 Правил в оспариваемой части не соответствует абзацам семнадцатому и восемнадцатому статьи 3 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", так как позволяет учитывать при определении степени утраты профессиональной трудоспособности застрахованного его способность к выполнению любых видов труда. 

В судебном заседании Д. поддержал свое заявление и просил о его удовлетворении. 

Представители Правительства Российской Федерации Кузнецова Е.А. и Шаронова В.Н. требование заявителя не признали, ссылаясь на то, что оспариваемая норма Правил соответствует закону и прав заявителя не нарушает, поскольку не предполагает при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности пострадавшему учет возможности осуществления им иной профессиональной деятельности, которую пострадавший не осуществлял до наступления страхового случая. 

Выслушав объяснения заявителя, представителей заинтересованного лица и изучив материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кротова В.А., просившего требование заявителя оставить без удовлетворения, суд находит, что заявление Д. не подлежит удовлетворению по следующим основаниям. 

Согласно абзацам семнадцатому и восемнадцатому статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Закон) под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества, под степенью утраты профессиональной трудоспособности - выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая. 

Порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний Законом не урегулирован, полномочия по его определению делегированы Правительству Российской Федерации (пункт 3 статьи 11 Закона). 

Таким образом, утверждая Правила, Правительство Российской Федерации действовало в пределах предоставленных ему законодателем полномочий. 

С доводами заявителя о противоречии оспариваемой нормы Правил приведенным абзацам статьи 3 Закона суд согласиться не может. 

В оспариваемом абзаце первом пункта 19 Правил перечислены обстоятельства, которые подлежат оценке специалистами учреждения медико-социальной экспертизы при установлении степени утраты пострадавшим профессиональной трудоспособности при его повторном освидетельствовании после проведения реабилитационных мероприятий. 

При этом следует отметить, что обязанность по соблюдению реабилитационных мероприятий возложена на пострадавшего не Правилами, а непосредственно Законом. 

В силу подпункта 3 пункта 2 статьи 16 Закона застрахованный обязан выполнять рекомендации по медицинской, социальной и профессиональной реабилитации в сроки, установленные программой реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, проходить медицинские освидетельствования и переосвидетельствования в установленные учреждениями медико-социальной экспертизы сроки, а также по направлению страховщика. 

Следовательно, если при повторном освидетельствовании пострадавшего будет установлено, что он прошел обучение или переобучение по профессии, по которой он выполнял работу до несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, то и возможность выполнения работы по этой профессии с учетом полученных в результате обучения или переобучения знаний и умений следует признать обстоятельством, подлежащим учету при повторном установлении степени утраты застрахованным профессиональной трудоспособности. 

Указанный вывод согласуется не только с подпунктом 3 пункта 2 статьи 16 Закона, но и с данными законодателем определениями понятий профессиональной трудоспособности и степени утраты профессиональной трудоспособности. 

Таким образом, оспариваемая норма Правил не противоречит абзацам семнадцатому и восемнадцатому статьи 3 Закона, поскольку не предполагает при определении степени утраты пострадавшим профессиональной трудоспособности учет возможности выполнения им работы по другой профессии, кроме той, которая предшествовала страховому случаю и по которой осуществлялось обучение или переобучение пострадавшего. 

Согласно части 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении заявления. 

Руководствуясь ст.ст. 194-199, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации 

 

решил: 

 

отказать Д. в удовлетворении заявления о признании недействующим абзаца первого пункта 19 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789, в части слов "возможность выполнять работу по профессии, полученной в результате обучения или переобучения", поскольку по своему смыслу оспариваемая норма не предполагает установление пострадавшему степени утраты профессиональной трудоспособности с учетом его возможности выполнять работу по другой профессии, кроме той, которая предшествовала страховому случаю и по которой осуществлялось обучение или переобучение пострадавшего. 

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме. 

 

Судья Верховного Суда 

Российской Федерации 

В.Ю.ЗАЙЦЕВ