Законодательство в медицине


Найти документ:

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ 

 

5 августа 2008 г. 

 

N КАС08-392 

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе: 

председательствующего: Манохиной Г.В., 

членов коллегии: Пелевина Н.П., Меркулова В.П., 

с участием прокурора: Масаловой Л.Ф. 

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Д. о признании частично недействующим абзаца 1 пункта 19 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года N 789, 

по кассационной жалобе Д. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 28 мая 2008 года, которым в удовлетворении заявления отказано. 

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения Д., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя Правительства Российской Федерации Нерезенко А.С., возражавшей против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей решение суда оставить без изменения, 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации 

 

установила: 

 

Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года N 789 утверждены Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее - Правила). 

Абзацем первым пункта 19 Правил предусмотрено, что при повторном переосвидетельствовании пострадавшего после проведения реабилитационных мероприятий специалисты учреждения медико-социальной экспертизы при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности учитывают повреждение здоровья вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, возможность выполнять работу по профессии, полученной в результате обучения или переобучения, способность пострадавшего выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, с учетом имеющихся у него профессиональных знаний и умений. 

Д. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании приведенной нормы Правил в части, предусматривающей учитывать при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности пострадавшего "возможность выполнять работу по профессии, полученной в результате обучения или переобучения". 

В подтверждение требования указал, что оспариваемое положение противоречит абзацам семнадцатому и восемнадцатому статьи 3 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", поскольку позволяет учитывать при определении степени утраты профессиональной трудоспособности застрахованного его способность к выполнению любых видов труда, нарушает его право на получение социального пособия. 

Верховным Судом Российской Федерации принято вышеприведенное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе Д., считая его незаконным. 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям. 

В силу части 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления. 

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд пришел к правильному выводу о том, что Правила приняты в пределах полномочий, предоставленных Правительству Российской Федерации законодателем, и оспариваемое заявителем положение абзаца первого пункта 19 Правил не противоречит действующему законодательству. 

В соответствии с пунктом 3 статьи 11 Федерального закона Российской Федерации от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Закон) Правительству Российской Федерации предоставлено право определять порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. 

Во исполнение этого предписания закона Правительством Российской Федерации были утверждены Правила. 

Согласно абзацам семнадцатому и восемнадцатому статьи 3 Закона под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества, под степенью утраты профессиональной трудоспособности - выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая. 

Суд обоснованно не согласился с доводами заявителя о противоречии оспариваемой нормы Правил вышеприведенным абзацам статьи 3 Закона, поскольку она не предполагает, при определении степени утраты пострадавшим профессиональной трудоспособности, учет возможности выполнения им работы по другой профессии, кроме той, которая предшествовала страховому случаю, и по которой осуществлялось обучение или переобучение пострадавшего. 

Разрешая данное дело, суд правильно исходил из того, что обязанность по соблюдению реабилитационных мероприятий возложена на пострадавшего подпунктом 3 пункта 2 статьи 16 Закона, в соответствии с которым застрахованный обязан выполнять рекомендации по медицинской, социальной и профессиональной реабилитации в сроки, установленные программой реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, проходить медицинские освидетельствования и переосвидетельствования в установленные учреждениями медико-социальной экспертизы сроки, а также по направлению страховщика. Поэтому, если при повторном освидетельствовании пострадавшего будет установлено, что он прошел обучение или переобучение по профессии, по которой он выполнял работу до несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, то возможность выполнения работы по этой профессии с учетом полученных в результате обучения или переобучения знаний и умений является обстоятельством, подлежащим учету при повторном установлении степени утраты застрахованным профессиональной трудоспособности. 

Учитывая изложенное, не имеется оснований к отмене решения суда, основанного на правильном применении и толковании норм материального права. В кассационной жалобе не приведено доводов, опровергающих выводы суда о законности оспариваемого нормативного положения, оснований считать такие выводы ошибочными не имеется. 

Доводы кассационной жалобы о том, что оспариваемое положение абзаца первого пункта 19 Правил не соответствует требованиям Закона РФ "Об образовании", пункту 42 Положения об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 мая 2006 года N 286, несостоятельны, так как эти правовые нормы не регулируют вопрос повторного освидетельствования пострадавшего после проведения реабилитационных мероприятий. 

Руководствуясь ст.ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации 

 

определила: 

 

решение Верховного Суда Российской Федерации от 28 мая 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу Д. - без удовлетворения. 

 

Председательствующий 

Г.В.МАНОХИНА 

 

Члены коллегии 

Н.П.ПЕЛЕВИН 

В.П.МЕРКУЛОВ